Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
00:04 

"Золотой коричневый", Дарья/Люди Х

Совокупления допустимы. Утрата дворецкого - фатальна!(с)
Название: Золотой коричневый
Автор: Доджесс
Фэндом: Люди Х/Дарья
Персонажи: Дарья, Виктор Крид, Квин
Рейтинг: R за мат
Саммари: саммари на всякую хню писать в сто раз трудней, чем хню.

От автора: да-да, я знаю.

Я жду, когда начнутся убийства.
(с) Devil’s whore


Чем дальше я пытаюсь быть от Квин, тем ближе к ней оказываюсь. Мы ездили к пластическому хирургу – я присматривала за тем, чтобы Квин не отрезала себе нос, хотя, казалось бы, это не мое дело. Во время поездки за Джейн, Квин ободрала целый салун ковбоев. И я участвовала, я ведь люблю кантри. Я бы сказала, мы вместе ободрали целый салун ковбоев, и это ужасно, потому что я ненавижу делать что бы то ни было вместе с Квин.

Не знаю, как она все еще живет со мной под одной крышей после того, как я объявила со сцены на всю школу, что благодарю мою младшую сестру Квин Моргендорфер за то, что она помогла мне справиться с пониженной самооценкой.

- Посмотрим, Дора, сможешь ли ты придумать такую же захватывающую и яркую историю, как твоя сестра!

Бл*дь, куда мне.

- …вспомнить, что делало тебя счастливым в детстве и попытаться это повторить!
- Но ведь Квин уже никуда не денется, верно?


Квин подобрала правильные слова, чтобы открыть мне глаза на Трента и на наше с ним совместное будущее. Правда, это не помогло, но слова: «Квин, твои глаза, подведенные лиловым, обещают мне все блага мира!» были действительно правильными. Не помогло это только потому, что в моих мечтах все такие же мудаки, как на самом деле.

Я думаю обо всем этом дерьме по имени «Моя жизнь с Квин» потому, что продалась за 50 баксов и потом еще за 100, пообещав посетить благотворительный вечер танцев Лондейла и присматривать здесь за Квин, пока родители проводят выходные вместе где-то в полях. Поэтому, чтобы занять свою голову хоть чем-нибудь, я вспоминаю наше совместное прошлое, стараясь сосредоточиться на самых светлых моментах, когда мы с Квин переживали наши лучшие совместные времена. Например, как в тот раз, когда мы грабили ковбоев. Это помогает мне не сорваться с места немедленно, оставив Квин на растерзание маньякам, алкашам, гопникам, пьяным футболистам, потным неудачникам и всем остальным, кто мечтает наложить на мою младшую сестренку свои липкие лапы.

- Надо было взять обрез, - говорю я Джейн, но потом вспоминаю, что в этот раз Джейн со мной нет.

- Давай убьем кого-нибудь вместе, чтобы стать ближе и пережить этот вечер? – сказала я Квин перед выходом.

- Давай! – воскликнула Квин, подводя глаза лиловым. – Давай убьем тебя!

Что-то в ней есть.

- Пойду, надену лучшую из двух своих футболок, - я улыбнулась. - А потом мы отожжем на вечере танцев.

- О, меня сейчас тошнит! – крикнула мне вслед Квин. – Ты получила сто пятьдесят баксов, а я получила позор навсегда!

- Моргендорферы навеки, - впервые за последнюю сотню лет я улыбнулась своему отражению в зеркале.

Вот теперь я сижу на лавке и наблюдаю за ней из кустов, чтобы держаться подальше от танцпола.

Приходится признать, что Квин зовется Квин не просто так. Ей все удается. Она умудрилась сделать модными зубрежку и черную одежду, когда пожелала. Чуть не похитила мое эго. Поэтому, наблюдая, как она танцует в центре в розовом платье, я проводила в уме маленький конкурс.

Дарья и Квин.
Обе рыжеволосые, но Квин рыжая бестия, а у Дарьи просто волосы.
Обе маленького роста, но Квин миниатюрная, а Дарья коротышка.
У них одинаковые носы, одинаковые губы, одинаковые глаза, но Квин красавица, а Дарья чудовище.

Правда в том, что я не хочу соревноваться с Квин в некоторых вещах не потому, что я выше этого, а потому что не способна выиграть. По крайней мере, на ее территории.

Потому что Квин правда красавица. Она похожа на белую фарфоровую куклу и танцует все известные и неизвестные танцы с одинаковым изяществом, как балерина внутри стеклянного шара, когда еще все эти бумажные снежинки кружат вокруг, а под ногами у нее какая-то густая голубая жижа.

Не могу представить себя танцующей. Отрицаю, потому что не могу. Не со всем, что я отрицаю, дело обстоит так, но танцевать красиво. По крайней мере, когда это делает Квин. Она восхищает окружающих своей молодостью и прекрасным чувством ритма. Все кругом смотрят на нее.

Я почти распустила сопли. Моя малышка Квин выросла и стала настоящей красоткой.

И тут я перевожу взгляд на соседнюю лавку и вижу, что на мою сестру смотрит ужасный мужик, похожий на Беовульфа и Гренделя одновременно. Почему-то он сразу показался мне таким страшным, что я подумала прямо как Бритни: «Ой», а потом встала на ноги и, ни слова не говоря, направилась прямо на танцпол.

Просто я не могу с ним сразиться. Даже за сто пятьдесят баксов.

- Нам пора домой, - говорю я Квин, опустив руку ей на плечо.

- Эй! – она разворачивается ко мне и откидывает назад волосы. - Отойди от меня! – она приближается ко мне и понижает голос до громкого шепота. – Ты пугаешь парней до смерти!

Удовлетворенно улыбаюсь, хотя, на самом деле, мне страшно. Мне не по себе от воспоминаний о лице того человека.

- О, если бы это было так, - я волнуюсь. Нет, брехня. Мне страшно до усрачки. – Но есть парни, которые не боятся даже меня.

- Дольф Лунгрен? – Квин морщится. Сколько бы она ни плясала, ее лицо не краснеет, и она не потеет. Как, бл*дь, такое вообще может быть?

- Квин, пожалуйста, - говорю я, глядя ей в глаза как можно проникновеннее. – Там сидит на скамейке парень, который очень меня пугает. Вылитый Грендель.

- Вылитый кто? – фыркает Квин.

- Оскорбленный в лучших чувствах одинокий тролль, заколбашенный тупым громилой с фигурными бицепсами, которого все почему-то считают эпическим героем, хотя, на самом деле, он просто бессердечная заносчивая задница. Не бери в голову. Тот парень чем-то смахивает на Декстера.

- На кого?

- Бл*дь, ты даже этого не смотрела, - опускаю глаза.

- Это из передачи для тех, кому нечем заняться в пятницу вечером? Я тебя умоляю! Скоро объявят медляк, - не разрушай мою жизнь в очередной раз!

- Он пялится на тебя, и это может быть правда опасно, – сжимаю ее локоть.

- О, поговори с ним, пригласи его выпить пива – он сразу сбежит из города! – выкрикивает Квин мне в лицо, вырывает локоть и скрывается в толпе танцующих. Лезет в самый центр, под блестящий шар, чтобы лучи сверкали в ее ложбинке на груди.

Я закрываю глаза, когда объявляют медляк. Я думаю, что мне делать. Я знаю, что будет дальше. Вечер танцев закончится, мы пойдем домой – на улицах будет пусто и темно. Потом я отвернусь возле каких-нибудь кустов, или забуду что-нибудь, или, что скорее всего, что-нибудь забудет Квин. Она скажет: «Я вернусь – возьму свою сумочку». Я, вспомнив того тролля, скажу: «Нет, сиди дома – я схожу за твоей сумочкой», но, вернувшись домой, я или ничего не обнаружу, или обнаружу фрагменты ее тела повсюду.

Я даже закрыла лицо руками – так и стояла посреди танцпола, среди кружащихся пар.

Этот всем известный сценарий надо как-то преломить.

Я ухожу с танцпола, расталкивая локтями танцующих, и иду к лотку с пивом.

- Бадвайзер, темный, - говорю я.

- Прошу, мэм, - говорит любезный молодой мужчина, лет на пятнадцать старше меня, и протягивает мне бутылку.

Ненавижу пиво. Не пользуюсь тем, что мне его продают, потому что я выгляжу лет на сто старше своего возраста. Я его не выпью, что, кстати, против правил поведения в общественном месте.

Бл*дь, я даже не знаю, как убить тролля. Разобью бутылку Бадвайзера о его голову – может, сработает?

- Извините.

Это как будто я сплю и вижу эротический кошмар, за который по пробуждении мне будет очень, очень, очень стыдно. Если я вообще проснусь.

- Извините.

Сжимаю бутылку так, словно это гранатомет.

- Сэр.

Он немного поворачивает голову в сторону так, что, кажется, он меня слышит.

- Извините, сэр, но вы не могли бы не смотреть на танцующих как на гамбургеры.

Он поворачивается ко мне медленно, как во сне, у меня подкашиваются ноги, и я плюхаюсь на скамейку. Не смотрю ему в глаза.

Я только что с понтом наехала на голодного гризли.

- Почему? – спрашивает он.

Сглатываю.

- Я смотрю на рыжую красотку, - продолжает он. – Что не так?

- Что бы я ни сказала, я все равно умру, - бормочу я в надежде, что он рассмеется и скажет что-нибудь в духе: «О, девочка, у тебя такая старая душа!».

- Может быть, - с вызовом отвечает он.

- Вы пялитесь на мою младшую сестру, сэр. Это пугает меня, - честно отвечаю я. – И нешуточно злит.

Про «нешуточно злит» я преувеличила, но так я хотя бы не покрою себя позором перед смертью.

Он фыркает.

- Рыжая красотка – твоя родная сестра? - говорит он.

- Я тоже рыжая красотка, - отвечаю я. – По-своему. Мы с ней как золотой и коричневый.

Ну, на самом деле, мне бы следовало бежать без оглядки, но я вдруг вспомнила, как однажды пришла к Квин спросить совета по поводу контактных линз. Квин так обрадовалась, сказала, что всегда знала, что этот день настанет, думала, как это будет, а теперь чувствует себя удивительно спокойно. И она старалась помочь. Спросила, когда я впервые поняла, что мой наряд убогий, и все такое. Я тогда разозлилась, но, черт возьми, ей же было всего четырнадцать. И я всерьез вздумала обижаться на нее, хотя она отнеслась ко мне со всей душой, настолько, насколько вообще можно говорить о душе применительно к Квин.

И я осталась сидеть на скамейке. Я осталась.

- И твоя сестра узнаёт тебя, когда вы встречаетесь? – спрашивает он. – Говорит тебе «Привет»?

- Ну, она всем говорит, что я девочка, родители которой сидят в тюрьме за расчленёнку или типа того, и которой из милости позволяют жить в нашем доме в комнате для буйно помешанных, что, кстати, отчасти правда, но, кажется, в ее глазах я вижу что-то похожее на узнавание в этот момент.

А потом, после того, как я, поговорив с Квин о моем внешнем виде, вылетела пулей из ее комнаты, она бежала за мной и кричала: «Я понимаю, что тебе страшно, но мы начнем с малого!».

Я останусь. Я должна.

- Сегодня я встретил своего брата, - сказал Грендель. – Гаденыш меня даже не узнал.

- О.

Я опустила глаза.

- Это плохо? – рискнула спросить я.

- Х*йня какая-то, - сказал он, подозрительно сощурившись на бутылку Бадвайзера в моих руках, словно знал, что я собираюсь разбить ее о его башку.

- Может, он просто не хотел с тобой разговаривать?

- Я что, даже ненависти не заслуживаю? – раздраженно сказал он. – Дай сюда.

Он вырвал из моих рук бутылку, и я осталась безоружной.

- Напротив – я тебя уже почти ненавижу.

Бл*дь. Бл*дь. Бл*дь.

- Мы с сестрой не ладим, - сказала я, чтобы как-то сгладить слова, которые самопроизвольно вылетали у меня изо рта. – За редким исключением. Например, однажды, мы ограбили целый салун, набитый ковбоями.

- Да, мы тоже, - весело ответил он.

Он засмеялся, и мне показалось, что у него клыки, как у Дракулы. Хотя для Дракулы он слишком походил на биндюжника, и его маникюр был слишком ужасным даже для меня. Но я не уверена, потому что старалась не смотреть, а мое периферическое зрение никуда не годится.

- Не хочу лезть не в свое дело, - продолжила я, - но вы надолго в нашем городе? Что вы здесь делаете?

Бдительный шериф Уокер всегда задает этот вопрос.

- Жду, когда начнутся убийства.

Что делает Уокер в таких случаях…?

Я повернулась. Говорят, в глазах убитого отражается лицо убийцы. Пусть в моих глазах отражается его лицо.

- И я, - сказала я. – Будем считать, что это шутка.

У него были зеленые глаза и очень старомодные бакенбарды, делающие его лицо похожим на собачью морду. Он сидел, развалившись на скамейке, пил мой Бадвайзер и вообще не смотрел на меня, напряженно думая какую-то, наверняка, очень простую и короткую мысль. На нем было хорошее, но пыльное пальто.

And my heart go
Boom
Boom Boom
Boom Boom Boom Boom


- Так вы не будете нас преследовать?

Он сложил губы трубочкой и повернулся ко мне.

- А если буду?

- Я бы сказала: «Не убивайте Квин, убейте лучше меня», но не уверена, что это и правда лучше. К тому же, я страшная.

Boom
Boom Boom
Boom Boom Boom Boom
For you


Он улыбнулся и выпустил клыки.

- Да мне все равно, - сказал он.

Да, что это я - ко мне можно не подавать горчицу. Слишком много желчи. А от Квин слипаются кишки.

- Тогда я разбужу Трента, - ответила я первое, что почему-то пришло мне на ум при виде клыков противоестественных размеров.

Он прикрыл рот рукой.

- Это твоя собака? – испуганным шепотом спросил он.

- Лучше вам этого не знать, - ответила я, глядя ему в глаза.

Бл*дь, хорошая собачка. Лучше ему и впрямь не знать, что Трент – тощий, вечно дрыхнущий панк двадцати трех лет с лицом вечно дрыхнущей Белоснежки и голосом черных замшевых штор.

И никаких сверхспособностей, если не считать способности вечно дрыхнуть, как утюг.

- Он может дрыхнуть вечно и вообще никогда не просыпаться, - услышала я собственный голос и едва не прикусила язык.

Он кивнул, продолжая сверлить меня взглядом Помощника По Microsoft Word, какой у того становится, когда пытаешься его закрыть.

- Это опасный враг, - сказал он.

- Бодрствующий, он похож на ночной кошмар.

- А я, спящий, похож на пекинеса, - ответил он. – Так говорил мой брат. Правда, теперь я не рискну спать в его присутствии.

- Он пытался вымазать ваше лицо тональным кремом, чтобы не краснеть за вашу кожу в присутствии посторонних?

- Типа того.

Я стиснула свое колено, чтобы убедиться, что я не сплю. Незаметно ущипнуть себя у меня бы не вышло.

Закатное солнце опустилось, наконец, достаточно низко и пробилось к нам сквозь листву.

- Мы говорим уже слишком долго для незнакомых людей, - сказала я, щурясь на солнце.

Он поднялся на ноги, разжал пальцы и бутылка с недопитым пивом упала на асфальт. Я смотрела на него снизу вверх, и его лицо было где-то нереально высоко. Он заслонил свет.

- Теперь я вижу, - он провел рукой по моим волосам, и мне казалось, что сейчас он сожмет их в кулаке, дернет вверх, и моя голова отделится от туловища. – Ты даже рыжее.

Он отступил на шаг назад, подмигнул мне и пошел прочь. Пива мы уже выпили, значит, теперь даже ему не стыдно бежать из города, подальше от меня, уродливой зубрилы Моргендорфер, чья младшая сестра похожа на прекрасный сон.

На то я и коричневый, а не золотой. "Представь, что у тебя есть личность, и пусть она не очень тебе нравится, и все-таки она у тебя есть".

Цвет дерьма, но я его обожаю.

the end.

@темы: sick sad world, fanfiction, Daria

Комментарии
2009-05-27 в 11:06 

Why are so few of us left active, healthy, and without personality disorders?
:beg: я тебе поклоняюсь, о великая! :kiss:

"Трент – тощий, вечно дрыхнущий панк двадцати трех лет с лицом вечно дрыхнущей Белоснежки и голосом черных замшевых штор.
И никаких сверхспособностей, если не считать способности вечно дрыхнуть, как утюг."

Воть ведь! Великолепное, емкое, смачное описание.
Ну, ты на такие вещи горазда.

Фик очень-очень понравился.

2009-05-27 в 21:37 

Совокупления допустимы. Утрата дворецкого - фатальна!(с)
Кот_ёнок
спасибо)))) к этой хрени планируется продолжение, а именно Логан-Квин))) вторая часть, про золотистых.

2009-05-28 в 10:41 

Why are so few of us left active, healthy, and without personality disorders?
2009-07-12 в 21:00 

I'm moving towards something.(c)
:vo:

2012-03-12 в 01:25 

«к этой хрени планируется продолжение, а именно Логан-Квин)))»

Логан/Квин? За что же вы так ненавидите Росомаху? Он, конечно, любит женщин с рыжими волосами, но Джин Грей была Личностью с большой буквы. А Квин недостойна пэйринга. Переспал - и забыл.

URL
2012-04-06 в 23:27 

Маньяк на пони
I'm not doing shit today. Mission accomplished.
планируется продолжение, а именно Логан-Квин)))
А продолжение все-таки было написано или нет? :upset: Оооочень хочется почитать, все ваши фики потрясающи! Хоть я и в душЕ не чаю, кто такой Логан :shy:

2012-05-22 в 12:50 

Суб Бота
В припадке безумия, на грани маразма тропа вдохновенья плыла
Значит это таки вы!
Я-то еще по внезапному кроссоверу заподозрил, ибо фик про Логана и Квин как раз оооочень запомнился. Стиль узнаваем :) Здорово у вас получается.

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Mystic Spiral fansite

главная